Твердый живот тошнота боль в желудке

Рефлюксная болезнь: не просто изжога

Поделиться:

Вспомните милое детство — как часто дети в компании соревнуются, кто громче газанет ртом. А в некоторых странах это даже считается хорошим тоном — рыгнуть в ответ на вкусный и плотный ужин. Может ли частый вызов отрыжки спровоцировать разлад в работе организма? Сложно ответить. Но частый спонтанный заброс желудочного содержимого в пищевод определенно ведет к неприятным последствиям.

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) — одно из самых частых заболеваний желудочно-кишечного тракта. Однако о нем мало кто говорит, поскольку обычно люди не считают это проблемой. Или почти не считают.

Между тем до осложнений тут рукой подать. Достаточно понять, что у нас в желудке находится агрессивная среда, предназначенная для переваривания грубой пищи. Причем в желудке есть множество факторов, защищающих его от воздействия агрессивных жидкостей, а вот органы, которые находятся выше, от этого не защищены, и частый заброс желудочного содержимого вызывает поражение пищевода, гортани, трахеи и бронхов.

Из-за чего начинается заболевание

Так устроено природой, что наша пища двигается однонаправленно, нет потока в обратную сторону (ну кроме случаев рвоты). Даже если съесть кусок мяса и запить его молоком, а потом залезть на дерево и свеситься вниз головой, мясо с жидкостью не вывалятся. Да, будет неприятно, но всё же желудочный мешок оставит вкусняшку у себя.

Причина этому проста — существует клапан, сдерживающий обратное движение. На самом деле клапанов даже два: верхний — глоточный (препятствует попаданию пищи обратно в глотку) и нижний — кардиальный (он как раз и предотвращает заброс из желудка в пищевод). Так вот, есть определенные факторы, из-за которых эти стражи порядка ослабляют свое внимание и разрешают желудочному содержимому посмотреть, что там за свет в конце тоннеля. Давайте их перечислим.

9bd828a2c8be3bbab298d1f9df9bf4b8

Симптомы рефлюксной болезни

Зная свойства соляной кислоты, вы и сами легко можете догадаться, какими симптомами сопровождается выброс желудочного содержимого. Если не догадываетесь, то вспомните, как вы первый раз попробовали водку. Ее было сложно проглотить, она обожгла рот, капли попали в дыхательные пути, вы закашлялись, у вас все обожгло внутри. Вот примерно так и чувствуют себя люди с регулярным забросом, только симптомы идут в обратном порядке.

Самый главный симптом — конечно, изжога. Жжение начинается примерно через 1,5 часа после приема пищи. Оно исходит из области желудка и поднимается вверх до глотки. Вонючая отрыжка заставляет морщить носы ваших родных и близких.

8548c7c79ce4c9dffd5ebb7f5ef26081

Кстати говоря — именно запах часто заставляет людей обратиться к врачу. Это психология. Боли, жжение, отрыжку люди переносят до последнего, а вонь изо рта, заставляет их лечить зубы, обследоваться и лечиться.

Кислое содержимое проникает в дыхательные пути, ночью вынуждая просыпаться от нехватки воздуха, что может привести к банальному хроническому бронхиту, и даже доводит до опасных аспирационных пневмоний или бронхиальной астмы.

9a0ccd88867d152aeb8204f167554a09Читайте также:
Что помогает пищеварению

Регулярные ожоги пищевода приводят к постоянному воспалению, воспаление вызывает изменение клеточного состава, нежные ткани слизистой оболочки замещаются грубой неэластичной соединительной, образуются рубцы, сужается пищевод. Каждый прием пищи сопровождается болью, замедлением прохождения пищевого комка. Все очень и очень неприятно.

Как лечить ГЭРБ

Лечение данного состояния должно быть начато с изменения поведения и привычек.

Во-первых, следует бросить пить, курить, ругаться матом и стать ангелом. Шутка, конечно, но в каждой шутке… Итак.

По поводу медикаментозного лечения

Доказана эффективность и безопасность ингибитора протонной помпы — омепразола и его аналогов. Но тут есть одно но: он будет малоэффективен, если агрессивным фактором является не желудочный сок, а сок, выделяемый через желчные протоки. Тогда доктор назначит вам, скорее всего, урсодезоксихолевую кислоту и прокинетики (домперидон).

Опять же — это общая схема. Все очень индивидуально. Лучше один раз обследоваться и получить точное и эффективное лечение, чем тратиться на примерные препараты и получить неведомые побочные эффекты.

Товары по теме: [product strict=»омепразол»](омепразол), [product strict=»домперидон»](домперидон), [product strict=»уросфальк»](уросфальк), [product strict=»уросан»](уросан)

Источник

Ноющие, тянущие, тупые боли внизу живота, в правом и левом боках

fact checked

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

noyushchaya bol v zhivote

Ноющая боль в животе является достаточно распространённым симптомом. Она может предупреждать о незначительных нарушениях или о развитии серьезных заболеваний. Поэтому, даже слабовыраженные болевые ощущения не стоит оставлять без внимания.

trust source[1], [2], [3], [4], [5]

Причины ноющей боли в животе

Важно понимать, что даже незначительная боль свидетельствует о наличии сбоев в работе организма. Согласно статистике, в большинстве случаев данное явление говорит о развитии воспалительного процесса в организме.

Самыми распространёнными причинами ноющей боли в животе считаются:

При проявлении симптомов, следует обратиться к врачу.

trust source[6], [7]

Факторы риска

Чтобы выяснить, что спровоцировало патологию, следует обратиться к специалисту и пройти обследование. После врач сможет поставить диагноз и назначить эффективное лечение.

trust source[8], [9], [10], [11], [12], [13], [14]

Симптомы

Первые признаки ноющей боли:

Какие бывают боли?

В зависимости от причины возникновения, специалисты выделяют несколько видов ноющих болей в животе. Следует обратить внимание на место, где ощущается боль. Оно может свидетельствовать о развитии серьёзных патологий внутренних органов.

Ноющие боли в правом боку живота. Это одна из наиболее распространённых проблем современных людей. Она может неожиданно появиться и самостоятельно исчезнуть спустя какое-то время. Специалисты выделяют огромное количество причин, которые могут её провоцировать. Самые опасные из них:

При возникновении ноющей боли в правом боку внизу живота особенно внимательными должны быть мужчины. Поскольку э может говорить о развитии хронического простатита.

Ноющая боль в левом боку живота, как и ноющие боли в животе справа, свидетельствуют о развитии заболеваний. Зачастую болевые ощущения возникают в результате патологий кишечника, желудка или селезёнки.

Боль в левом боку в верхней части может говорить о развитии гастрита. Кроме болевых ощущений человек испытывает тошноту.

Ноющая боль в левом боку внизу живота – признак патологий кишечника. Основные симптомы: нарушение стула, вздутие. При возникновении дискосфорта необходимо пересмотреть рацион питания, исключить сдобу, хлеб, свежие фрукты и молочные продукты. Если состояние не улучшается, следует обратиться к специалисту.

Панкреатит или воспалительный процесс в поджелудочной железе также сопровождается болевыми ощущениями в левом боку. Дополнительные симптомы: рвота, тошнота, гипертермия.

Ноющая боль в животе, отдающая в спину. Неприятные ощущения человек испытывает в первой половине дня. В некоторых случаях боль затихает, но иногда болевые ощущения очень сильные и не дают человеку нормально работать или отдыхать.

Выделяют несколько причин возникновения боли такого характера:

Самостоятельно установить диагноз невозможно. Только после обследования врач сможет назвать истинную причину возникновения ноющей боли в животе и пояснице и прописать лечение. Самолечение может привести к непоправимым последствиям.

Ноющие боли в середине живота возникают в результате неправильного или нерегулярного питания, частых стрессов, хронической депрессии или перенапряжения. Зачастую боль сопровождается изжогой, рвотой и постоянной отрыжкой.

Боль такого плана может быть признаков аппендицита, грыжи, язвы, плеврита, цистита, колита, опухолей, эрозии шейки матки. Без результатов анализов невозможно установить точную причину и приступить к лечению.

Зачастую ноющие боли в животе ночью являются признаком язвы. Это связано с тем, что в ночное время желудок пуст. В таком случае следует обратить внимание на стул. Если он тёмного цвета, значит, язвы начали кровоточить. Зачастую от данного заболевания страдают люди неустойчивые к стрессам, напряжённые и нервные.

В области пупка расположены системы и органы, патологи которых могут спровоцировать возникновение болезненных ощущений. Ноющая боль в животе в области пупка может быть признаком кишечной непроходимости, пупочной грыжи, образования опухоли, метеоризма, беременности или патологий мочеиспускательной системы.

Ноющая боль в животе после еды свидетельствует о наличии гастрита. Также наблюдается резкая потеря аппетита.

Особое внимание необходимо уделить месту локализации болевых ощущений относительно пупка:

Ноющая боль в животе утром – признак наличия заболеваний желудочно-кишечного тракта. Это может быть дисфункция кишечника, желудка или патология печени. Чтобы установить точный диагноз, специалисты проводят обследование селезёнки и желчного пузыря.

Также ноющая боль в утреннее время может возникать в результате больших перерывов между приёмами пищи. Уже после завтрака симптомы проходят.

trust source[15], [16]

Как проявляет ноющая боль в зависимости от возраста и пола?

Появлению тупой ноющей боли в животе подвержены и женщины и мужчины. Также неприятные симптомы могут распространяться и на маленьких детей. Это зависит от множества факторов. Однако, согласно статистике, мужчины чаще страдают от данной проблемы.

Почему возникают ноющие боли в животе у мужчин?

Боль, носящая ноющий характер, возникает в результате развития патологий мочеполовой системы, гастрита, заболеваний желудочно-кишечного тракта, геммороя или язвы желудка. Зачастую это связано тем, что представители сильного пола чаще подвергаются физическим нагрузкам и не следят за правильностью питания.

Ноющая боль внизу живота и паху – симптом простатита. При обострении заболевания повышается температура, часто возникают мочеиспускательные позывы, могут наблюдаться запоры или болезненные ощущения во время дефекации.

Ноющая боль в животе и понос возникают при:

При воспалении аппендицита также возникают болевые ощущения. Чтобы избежать неприятных последствий и осложнений, при проявлении первых болей следует обратиться в медучреждение.

Причины ноющих болей в животе у женщин

Специалисты выделяют несколько групп причин, которые вызывают болезненные ощущения:

Развитию патологии способствует переохлаждение, нарушения в работе иммунной системы, беспорядочная половая жизнь. Постепенно воспаление усиливается и распространяется. При острой форме заболевание женщина испытывает ноющие боли в животе лёжа. В таком случае необходимо срочно обратиться к гинекологу.

На интенсивность боли влияют особенности организма женщины. Если расстояние между яичником и брюшной полостью незначительное, боль будет более выражена.

Также болью в середине цикла возникает при гинекологических заболеваниях – миоме матки, воспалительном процессе в придатках, острой форме цистита, кисте яичника.

Если болевые ощущения не проходят в течение 3-4 часов, следует проконсультироваться с врачом. Поскольку это может свидетельствовать о наличии серьёзных заболеваний.

Особо внимательными должны быть будущие мамы. Однако не всегда ноющие боли в животе при беременности говорят о серьёзных проблемах. Это может быть результатом естественных изменений в женском организме. Чтобы исключить возможность наличия заболеваний, лучше обратиться к лечащему врачу.

Во время беременности живот растёт и давит на мочевой пузырь, в результате возникают частые позывы к мочеиспусканию и незначительная ноющая боль. Увеличение матки также сопровождается слабо выраженными болевыми ощущениями.

Читайте также:  Синдром раздраженного кишечника понос по утрам

Патологии, которые провоцируют возникновение тянущей ноющей боли:

О любых изменениях и дискомфорте в области живота будущая мама должна рассказывать доктору. Это поможет избежать непоправимых последствий и выносить здорового малыша.

Ноющая боль в животе у ребёнка

У детей, как и у взрослых, возникают неприятные ощущения в области живота. Причиной их появления может быть инфекция, аппендицит, заболевания печени, патологии мочеполовой системы.

Также болезненные ощущения могут быть результатом стресса или страха. При этом ребёнок не симулирует. Если малыш волнуется или боится чего-то, у него появляется боль в области живота. В таком случае обращаться нужно к неврологу или психологу.

Самостоятельно определить причину возникновения ноющей боли невозможно. Чтобы не навредить здоровью ребёнка, необходимо обратиться к специалисту и пройти обследование.

trust source[17], [18], [19], [20]

Диагностика ноющей боли в животе

Очень важную роль играет диагностика. Правильно подобранные методы помогут установить точный диагноз и подобрать эффективное лечение. В первую очередь специалист оценивает характер боли. Далее необходимо сдать анализы.

Инструментальная диагностика боли включает:

Эти методы помогают определить причину возникновения дискомфорта.

trust source[21], [22], [23], [24], [25], [26], [27], [28]

Дифференциальная диагностика

Чтобы установить правильный диагноз, специалисты проводят дифференциальную диагностику. Ноющая боль характерна для многих патологий внутренних органов. Дифференциальные методы способствуют определению точной причины.

trust source[29], [30], [31], [32], [33]

Лечение ноющей боли в животе

Лечение зависит от особенностей заболевания, которое спровоцировало возникновение боли. Поэтому самолечение может привести к непоправимым последствиям. Только специалист может назначать препараты для лечения боли.

Наиболее эффективными лекарствами из противовоспалительной группы являются:

Поскольку лекарственные препараты могут вызвать ряд осложнений, не стоит их употреблять без консультации специалиста.

В некоторых случаях специалисты рекомендуют прибегнуть к физиотерапевтическому лечению. Данный метод эффективен при возникновении ноющей боли у женщин. Лечение включает в себя:

Процедуры помогают избавиться от цистита, кольпита, пиелонефрита, снять болезненные ощущения во время менструации. Также их рекомендуется проводить при гастрите.

Гомеопатия

Облегчить состояние пациента и приостановить боль можно с помощью гомеопатических препаратов. Они эффективны и для лечения маленьких детей.

Кальций карбоникум – препарат, который способствует утолению боли в животе и желудке, избавляет от затяжных запоров. Разовая доза – 1 горошина для грудничков, 3 горошины – детям до трёх лет, 5 горошин – взрослым. Препарат принимается до еды.

Анакардиум ориентале – гомеопатический препарат, который поможет избавиться от так называемых «голодных» болей. Дозы устанавливает лечащий врач.

Арника. Препарат рекомендован при развитии женских болезней, патологиях пищеварительной системы, нарушениях мочеполовой системы. Способ применения: таблетки принимают 2 раза в день по 2 таблетки (за 30 мин. до и 30 мин. После приёма пищи).

Антимониум тартарикум. Убирает спазмы, тошноту, помогает избавиться от ноющей боли, вызванной стрессовой ситуацией, женских патологий, улучшает аппетит.

Народная медицина и ноющая боль в животе

Если человек точно знает, что спровоцировало возникновение болезненных ощущений, можно прибегнуть к народному лечению:

При гастритах, язвах, повышенной кислотности или кишечных коликах можно прибегнуть к лечению травами. Наибольшей эффективностью обладает чай из перечной мяты, подорожника (листьев), календулы, ромашки, зверобоя и корня одуванчика. Травы необходимо смешать и заварить кипятком, с расчётом чайная ложка на стакан воды.

Для лечения хронического панкреатита можно использовать отвар из зверобоя, корня лопуха, полыни, череды и хвоща. Настой принимают по 0,5 стакана 3 раза в день, примерно за 30 минут доя основного приёма пищи.

Облегчить состояние при язве поможет чай из мяты и шиповника. Принимать его необходимо при сильных приступах боли.

Если заболевание было запущено или использовались неподходящие методы, без хирургического лечения не обойтись. Оперативное вмешательство необходимо при аппендиците, перитоните, острой форме панкреатита, тонкокишечной непроходимости.

trust source[34], [35], [36], [37], [38], [39], [40]

Профилактика

Хорошо всем известно, что болезнь легче предотвратить, чем лечить. Поэтому не стоит забывать о профилактике. В первую очередь необходимо позаботиться о питании. Оно должно быть насыщено полезными витаминами и минералами. Лучше исключить жирную и острую пищу. Кроме того следует придерживаться режима питания.

Регулярные физические нагрузки помогут избежать развития различных патологий внутренних органов.

А главное, при проявлении первых неприятных симптомов, следует обратиться к специалисту.

trust source[41], [42], [43], [44]

Прогноз

Если диагноз был установлен правильно, и терапия была проведена вовремя, прогноз будет благоприятный.

trust source[45], [46], [47], [48]

Источник

Послеоперационные нарушения функции пищеварительного тракта

Рассматриваются патогенетические и клинические аспекты состояния пищеварительной системы в раннем послеоперационном периоде.

Нарушение перистальтики в ближайшем послеоперационном периоде является стандартной ситуацией для абдоминальной хирургии и возникает не менее чем у 90% больных. Несмотря на это ряд авторов сообщает о том, что на фоне мультимодального подхода к ведению больных в послеоперационном периоде собственно илеус (динамическая кишечная непроходимость) возникает не более чем у 5% пациентов. Дисфункция пищеварительного тракта является более широким понятием, чем послеоперационный парез, и включает в себя широкий диапазон изменений, зависящих степени хирургической агрессии. Относительно небольшое число иследований включает пациентов с нарушениями функции пищеварительной трубки после экстраабдоминальных оперативных вмешательств. Тем не менее в ряде рандомизированных исследований было продемонстрировано, что экстраабдоминальные оперативные вмешательства сопровождались нарушениями функции пищеварительного тракта, что проявлялось невозможностью полного энтерального питания на протяжении 7 суток у 42 – 51% пациентов. При этом именно нарушение функции пищеварительного тракта являлось основным статистически значимым фактором развития послеоперационных осложнений, пролонгирования и значительного увеличения стоимости госпитализации. Было установлено, что стоимость лечения пациентов с послеоперационными осложнениями, связанными с дисфункцией пищеварительного тракта (14% от исследуемой группы), составила примерно 50% от всей стоимости лечения всех пациентов исследуемой группы.

Патогенез послеоперационной дисфункции пищеварительного тракта представляет собой целый комплекс различных факторов. Синдром энтеральной недостаточности объединяет в себе несколько взаимосвязанных и протекающих последовательно или параллельно патологических процессов в пищеварительном тракте, а именно: нарушение моторики пищеварительной трубки, нарушение внутрипросветного и пристеночного пищеварения, нарушение абсорбции питательных веществ, возникновение феномена бактериальной транслокации. Указанные патологические процессы являются закономерным следствием изменений нейрогуморальной регуляции, системной дисциркуляции и воспаления, развивающихся в ходе ответной реакции на операционную травму. Заметим однако, что дискуссия о патогенезе послеоперационной дисфункции пищеварительного тракта продолжается и в настоящее время, что подтверждается в первую очередь отсутствием четкой доказательной базы в отношении тех или иных лечебных мероприятий.

Традиционно в качестве ведущей составляющей синдрома энтеральной недостаточности у оперированных пациентов рассматривается нарушение моторно-эвакуаторной функции пищеварительного тракта. Исследования, посвященные изучению механизмов возникновения послеоперационного пареза пищеварительной трубки имеют длительную историю. Впервые угнетающее влияние спинальных рефлексов на деятельность кишечника в эксперименте установил еще в 1872 году F. Goltz. В 1899 году в своем классическом труде «The movements and innervation of the small intestine» W. Bayliss и E. Starling показали, что абляция nn. splanchnici может повышать моторную активность кишечника, угнетенную после лапаротомии. Авторы установили данную связь, используя так называемый энтерограф, позволивший им исследовать моторику интактной и поврежденной тонкой кишки в эксперименте. В последующие десятилетия ряд работ подтвердил влияние симпатической нервной системы на возникновение послеоперационного пареза пищеварительной трубки.

С точки зрения современной физиологии нормальная перистальтика является результатом комплекса взаимодействий нервных сплетений пищеварительной трубки, центральной нервной системы, гормональных влияний, локальных факторов, влияющих на гладкомышечную активность. Известно, что перистальтика желудка и тонкой кишки зависит от фазы пищеварения. По сравнению с периодом голодания перистальтика после приема пищи представляет собой набор низкочастотных, с вариабельной амплитудой, несгруппированных сокращений, чьи число, интенсивность и продолжительность зависят от физического состояния и химического состава пищи. Тем не менее и в межпищеварительный период (время голода) так называемый мигрирующий моторный комплекс, впервые описанный J. Szurszewski в 1969году, определяет возникновение периодических сокращений кишечной трубки и тем самым обеспечивает продвижение содержимого просвета кишечника длительное время после приема пищи. У человека подобные сокращения возникают примерно один раз каждые 1 – 2 часа. Мигрирующий моторный комплекс в межпищеварительный период включает в себя четыре фазы. Первая фаза заключается в изменении мембранного потенциала гладкомышечных клеток без мышечного сокращения. Появление перемежающихся мышечных сокращений знаменует переход ко второй фазе. В течение третьей фазы отмечаются максимальные по своей частоте сокращения, следующие за медленными волнами перистальтики (примерно 3 сокращения в минуту для желудка, 11 сокращений в минуту для двенадцатиперстной кишки). Четвертая фаза характеризуется снижением частоты перистальтических волн и возникновением относительного покоя кишечной трубки. Прием пищи нарушает функционирование мигрирующего моторного комплекса с возникновением нерегулярных, различных по частоте и силе сокращений гладкой мускулатуры.

Как известно мышечная оболочка желудка и тонкой кишки представлена тесно ассоциированным клеточным массивом, предполагающим возможность реализации электрофизиологических отправлений. Различают три разновидности электропотенциала мышечной оболочки: потенциал покоя, медленноволновой потенциал и пиковый потенциал, вызывающий гладкомышечные сокращения. При этом пиковый потенциал может возникнуть только при фоновом наличии медленноволнового потенциала, обусловленного активностью кишечного пейсмекера. Мнение об основополагающем и определяющем влиянии гастроинтестинальных гормонов на моторную активность пищеварительной трубки в последние годы подверглось серьезному пересмотру. В настоящее время принято считать, что моторная активность желудка и тонкой кишки определяется комплексом взаимодействий локальных электрофизиологических процессов, нисходящих нервных влияний и действия гастроинтестинальных гормонов.

Толстая кишка, чья основная роль заключается в абсорбции воды и формировании кала, по своей структуре и функционированию от других отделов кишечника. Измерение электрической активности толстой кишки показало наличие нерегулярных импульсов с различной амплитудой. Гладкая мускулатура толстой кишки не содержит достаточного числа специфических межклеточных контактов и поэтому не функционирует как единое целое. В толстой кишке также различают три вида электрической активности: собственно мембранный потенциал, дискретную электрическую активность, представляющую собой периодически возникающие пиковые потенциалы, накладывающиеся на осцилляции мембранного потенциала, и продолжительную электрическую активность, не относящуюся к осцилляциям мембранного потенциала, но определяющую возникновение мышечных сокращений и пассаж пищевых масс.

Хирургические манипуляции на пищеварительной трубке сопровождаются нарушением нормальной базальной электрической активности гладкомышечных клеток желудка и тонкой кишки. В частности в желудке отмечается нерегулярность возникновения пиковой активности и медленноволновой активности. Единственным стимулом перистальтических сокращений кишечника в послеоперационном периоде у пациентов, не получающих энтерально пищевые субстанции, остается мигрирующий моторный комплекс. Поэтому голодание в послеоперационном периоде уже само по себе закономерно влечет наличие минимальной перистальтической активности кишечника.

Установлено, что многие фармакологические агенты, например средства для наркоза, могут оказывать весьма вариабельное воздействие на активность мигрирующего моторного комплекса. Так галотан ингибирует активность мигрирующего моторного комплекса, в то время как энфлюран, напротив — возбуждает. Рассечение париетальной брюшины также уменьшает активность мигрирующего моторного комплекса, а длительное угнетение его активности наблюдается при любых механических воздействиях на кишечник в ходе операции. Вследствие операционной травмы также нарушаются и все три вида электрической активности толстой кишки. При этом восстановление продолжительной электрической активности, определяющей возникновение мышечных сокращений, занимает значительный период времени (около 72 часов после операции) и знаменуется началом отхождения газов и появлением стула. Несмотря на то, что очевидной причиной послеоперационного пареза является сниженная электрическая активность пищеварительной трубки, восстановление электрической активности гладкомышечных клеток не всегда совпадает с разрешением пареза.

В настоящее время известно, что серотонин играет важную роль в регуляции функций желудочно-кишечного тракта. Наибольший запас серотонина в организме находится в желудочно-кишечном тракте, составляя более чем 95 % от серотонина во всем организме. Основная часть серотонина содержится в энтерохроматофинных клетках кишечного эпителия, в пределах которого серотонин синтезируется из L-триптофана и хранится в секреторных гранулах. Серотонин действует как медиатор межнейрональных связей в мышечной оболочке тонкой кишки. Серотонин, выделяемый из энтерохроматофинных клеток, в ответ на химическую или механическую стимуляцию, воздействует на желудочно-кишечную моторику и кишечный транспорт электролитов. Перистальтика различных отделов кишечника координируется нейронами тонкокишечной нервной системы, которые после активации серотониновых механизмов продуцируют другие медиаторы. Помимо этого серотонин, находящийся в энтерохроматофинных клетках, регулирует рост соседних эпителиоцитов и может замедлять кишечное поглощение сахара и L-альфа-аминоизокапроновой кислоты (И.А. Соловьев, 2013).

Читайте также:  Процесс гниения аминокислот в толстом кишечнике

В 2003 году А.П. Симоненков и соавт. представили патогенетическую концепцию серотониновой недостаточности как ключевого фактора развития синдрома энтеральной недостаточности, в том числе и в послеоперационном периоде. Согласно данной концепции, дисфункция гладкой мускулатуры, возникшая в результате нарушения взаимодействия серотонина с его рецепторами, ведет к нарушению эндогенной вазомоторики, нарушению микроциркуляции, к возникновению локальной и региональной гипоксии, повреждению и некрозу тканей. На основании экспериментальных и клинических исследований установлено, что при патологических состояниях в организме увеличивается количество лигандов серотониновых рецепторов. Антагонисты серотонина при взаимодействии с серотониновыми рецепторами вызывают паралич гладкой мускулатуры. Агонисты напротив вызывают спазм гладкой мускулатуры. Согласно данной концепции дисфункция гладкой мускулатуры, возникшая в результате нарушения взаимодействия серотонина с его рецепторами, ведет к нарушению эндогенной вазомоторики, нарушению микроциркуляции, к возникновению локальной и региональной гипоксии, повреждению и некрозу тканей. В дальнейшем миоциты оказываются неспособными к восприятию нервных импульсов ввиду выраженных метаболических сдвигов и внутриклеточных электролитных нарушений. Всё это ведёт к растяжению кишечных петель и повышению внутриполостного давления, приводя к повреждению, как всей пищеварительной системы, так и других функциональных систем гомеостаза.

Оксид азота (NO) в настояще время рассматривается как наиболее значимый нехолинергический и неадренергический ингибитор мышечной активности пищеварительной трубки. Считается, что свое ингибирующее действие NO оказывает внутри кишечных нейронов вследствие активизации NO-синтетазы. В экспериментах показано, что антагонист вазоактивного интестинального пептида, субстанция Р, и ингибиторы NO-синтетазы, достоверно усиливают кишечную перистальтику. Кальцитонин ген-связанный пептид присутствует в афферентных нейронах пищеварительного тракта, а также в интерстициальных рецепторах. Показана роль кальцитонин ген-связанного пептида в замедлении перистальтики и, в частности, в задержке эвакуации из желудка. Предполагается, что высвобождение кальцитонин ген-связанного пептида стимулируется операционной травмой и реализуется в замедлении перистальтики, что подтверждается влиянием антагонистов рецепторов данного медиатора или специфических моноклональных тел к нему на активизацию моторной активности пищеварительной трубки.

Эндогенные опиоиды, в большом количестве высвобождаемые в ответ на операционную травму, также рассматриваются как фактор возникновения послеоперационного пареза. Их тормозящий эффект на моторную активность желудка и кишечника реализуется посредством активации мю-опиоидных рецепторов. Так энкефалин вызывает угнетение желудочной и кишечной перистальтики и считается одним из факторов возникновения послеоперационного пареза.

Как обсуждалось выше кортикотропин-релизинг фактор (КРФ) является одним из ключевых медиаторов любой стрессовой реакции организма. Установлено, что КРФ и КРФ-связанный пептид индуцируют задержку эвакуации из желудка и ингибируют кишечную перистальтику, создавая картину, аналогичную послеоперационному парезу. При этом замедление перистальтики не зависит от приема питательных субстанций как энтерально, так и парентерально. В эксперименте было показано, что введение антагонистов КРФ-рецепторов перед оперативным вмешательством исключает возникновение пареза даже в случае механического воздействия на кишечник как минимум в течение 3 часов после операции. Отмечено повышение плазменного уровня КРФ в ответ на операционную травму, однако место синтеза данного медиатора до настоящего времени не установлено. Известно лишь, что данный пептид имеется в мозговом слое надпочечников, а активность чревных нервов и гормональная стимуляция катехоламинами является триггером к его высвобождению в кровоток. Отмечено также, что вазопрессин, выделяемый в ответ на физический стресс, может способствовать высвобождению КРФ.

В 2001 году N. Schwarz в эксперименте установил факт увеличения экспрессии циклооксигеназы 2 типа (ЦОГ-2) в тканевых макрофагах и нейронах кишечной стенки после механических манипуляций на кишечной трубке, что сопровождается увеличением концентрации простагландинов в перитонеальной жидкости и в плазме. При этом повышение концентрации простагландинов коррелирует со степенью снижения моторной активности кишечника, а ингибиторы ЦОГ-2 восстанавливают моторику кишечной трубки.

Как указывалось выше целый ряд средств анестезиологического пособия оказывают выраженное влияние на послеоперационные изменения моторики пищеварительного тракта. Известно, что средства для наркоза оказывают наибольшее ингибирующее влияние на моторику толстой кишки, что связано с особенностями ее автономной иннервации, а именно — с отсутствием плотных интрацеллюлярных контактов в гладкомышечном слое. Задержка эвакуации из желудка наиболее часто наблюдается при длительном воздействии препаратов, используемых при проведении нароза, таких как атропин, галотан, энфлюран.

Нарушение моторики пищеварительной трубки, а именно – возникновение ее пареза, определяет нарушение пассажа химуса, возникновение внутрипросветного дисбаланса его жидкой и газовой фаз, влекущего за собой, помимо нарушения всасывания, изменение микробной флоры кишки и проницаемости кишечной стенки.

Согласно патогенетической концепции, изложенной И.П. Колесник (2007), непосредственно после возникновения пареза пищеварительной трубки, несмотря на глубокое угнетение ее моторной функции, вследствие сохранности гемоциркуляции в кишечной стенке скопления газов и жидкости в просвете кишки не происходит. При этом процессы всасывания, моррфологическая структура эпителиоцитов слизистой оболочки тонкой кишки и микроциркуляции в кишечной стенке не нарушены. При сохранении пареза нарушение абсорбции начинается с угнетения всасывания сначала газов, а затем воды, электролитов и мономеров основных питательных веществ. Происходит растяжение кишечных петель и скопление в просвете кишки больших объемов газа и жидкости. Морфологические исследования выявляют выраженные изменения со стороны эпителия ворсинок и сосудов микроциркуляции, что проявляется нарушением оттока из ворсин по венам и лимфатическим сосудам, что при сохранности артериального притока ведет к увеличению фильтрационной секреции в просвет кишечной трубки и нарушению всасывания. Данный процесс принято обозначать термином «внутрипросветная секвестрация жидкости». В дальнейшем прогрессирование нарушения моторной и эвакуаторной функции приводит к нарушению всасывания газов и дальнейшему повышению внутрикишечного давления. Когда величина последнего достигает уровня диастолического давления, прекращается всасывание жидкости, что в свою очередь обуславливает дальнейшее растяжение кишечных петель и нарушение артериальной перфузии кишечной стенки.

Возникновение ишемии пищеварительной трубки в послеоперационном периоде является закономерным следствием системной дисциркуляции и по мнению целого ряда авторов играет решающую роль в развитии синдрома энтеральной недостаточности. К основным причинам ишемизации стенки кишечника (вообще и в послеоперационном периоде — в частности) относят системное токсическое влияние медиаторов воспаления (цитокины, активированные нейтрофилы, свободные кислородные радикалы), нарушение микроциркуляции и периферического шунтирования крови (нарушение реологии, чрезмерный выброс цитокинов и вазоактивных веществ, активация эластиназы), системные нарушения кровоснабжения кишечника (централизация кровообращения, артериальная гипотония, снижение сердечного выброса), анатомические особенности кровоснабжения слизистой кишечника («феномен шпилькообразной петли и сепарации плазмы»), открытие артериоло-венулярных шунтов и выключение из кровообращения части микрососудистой сети, перивазальные изменения в виде отека тканей, лейкоцитарной инфильтрации и микрогеморрагий.

Очевидно, что перфузия кишечной стенки ухудшается по мере повышения внутриполостного кишечного давления. А.А. Курыгин и совт. (2007) указывают на то, что критическое давление в просвете кишки составляет 30 мм рт. ст. При повышении давления до 40-60 мм рт. ст. почти вся кровь минует интрамуральную капиллярную сеть и шунтируется в венозное русло. При этом нарушения регионарного кровообращения и микроциркуляции ведут к недостаточной доставке кислорода и энергетических субстратов к тканям стенки кишки, в результате чего развиваются вторичная тканевая гипоксия и глубокие нарушения метаболических процессов. Ишемия приводит к анаэробному метаболизму, ацидозу, исчерпанию энергетических запасов клетки и необратимым её изменениям. Снижается активность дыхательных ферментов клетки, уменьшается образование макроэргов. Активизируются распад тканевых липидов, катаболизм белков, дезаминирование и переаминирование аминокислот. Нарушение процесса окислительного фосфорилирования, который происходит в митохондриях, может приводить к переходу клетки на анаэробный метаболизм даже в присутствии кислорода. На сегодняшний день общепризнанной является точка зрения, согласно которой максимальное повреждающее действие на ткани оказывает не столько ишемия, сколько феномен реперфузии. В условиях восстановленного кровотока в присутствии кислорода фермент ксантиноксидаза преобразует гипоксантин в ураты и кислородные радикалы (О2‾, ОН+), запускающие процесс перекисного окисления тканей. Причем, это явление происходит не только при абсолютной, но и на фоне относительной гипероксии. Происходят активация перекисного окисления липидов, приводищее, в первую очередь, к повреждению клеточных мембран, состоящих из фосфолипидов. Перекисное окисление белков вызывает инактивацию ферментов; углеводов — деполимеризацию полисахаридов, составляющих основу межклеточного вещества. Кроме того, при реперфузии повреждающим механизмом является перемещение ионов кальция внутрь клетки. При этом разрушаются рибосомы с последующим нарушением синтеза белка и АТФ, развивается вазоспазм, активируется метаболизм арахидоновой кислоты, что приводит в результате к усилению расстройств микроциркуляции и нарушению проницаемости мембран. По А.П. Зильберу (1995) возросшая в условиях ишемии осмолярность тканей (на 40—50 мосм) после восстановления кровотока способствует привлечению воды в чрезмерно большом количестве, что неизбежно приводит к развитию отека тканей.

Морфологическими проявлениями нарушения гемоперфузии кишечной стенки является разрушение микроворсинок щеточной каймы, гликокаликса и самой цитоплазматической мембраны с выходом в просвет кишки цитоплазматических органелл и включений, а также к расширение межклеточных контактов и разрыхлению самой плазмоллемы. При длительной гипоксии кишечной стенки выявляются некроз и слущивание энтероцитов в просвет кишки, в глубокие дистрофические изменения структуры миоцитов и клеток серозной оболочки. При этом возникает утрата эпителиальной целостности слизистой оболочки с формированием эрозий и язв.

Следствием гипоксии кишечной стенки и дистрофических изменений в ее мышечном слое является нарушение проводимости в интрамуральных нервных сплетениях и резкое снижение сократительной способности гладкомышечных клеток. Данная ситуация в еще большей степени усугубляет парез пищеварительной трубки и тем самым усиливает нарушение ее гемоперфузии, замыкая circulus vitiosus.

Нарушение пассажа кишечного содержимого практически сразу же влечет за собой нарушение микробного пейзажа кишечника. При этом имеет место восходящая миграция толстокишечной микрофлоры и избыточная (от 10 4 до 10 12 КОЕ/мл) бактериальное обсеменение тонкой кишки, обозначаемая в литературе как синдром избыточной бактериальной колонизации. Гиперпролиферация условно-патогенных бактерий сопровождается усилением бродильных процессов и повышением газообразования, что определяет дальнейшее повышение внутрипросветного давления с растяжением кишечной стенки. Происходит избыточное образование высокотоксичных веществ: индола, скатола, кадаверина. Дополнительное повреждающее действие на кишечную стенку оказывают и образующиеся в процессе микробного метаболизма аммиак и сероводород. Вследствие гипоксии и нарушения кровообращения подавляется биосинтез муцина и эпителий слизистой повреждается ферментами. Прогрессирующие деструктивные процессы слизистой оболочки, а именно — разрушение слоя слизи и гликокаликса, щеточной каймы и самих энтероцитов, деструкция базальной мембраны и собственной пластинки слизистой, приводят к утрате кишечной трубкой барьерной функции и возникновению феномена бактериальной транслокации. Лимфоидная ткань пищеварительной трубки в норме предотвращает внедрение инфекционных агентов во внутреннюю среду организма. В экспериментах установлено, что при стимуляции моторики усиливается синтез IL-4 и IL-10 собственной оболочкой тонкого кишечника, что увеличивает продукцию IgA на поверхности слизистой и ингибирует внутриклеточную молекулу адгезии — 1 (ICAM-1) сосудистого эндотелия и последующие нейтрофил-ассоциированное воспаление и повреждение. При возникновении пареза кишечной трубки утрачивается антагонистическая активность эпителия по отношению к патогенным микроорганизмам. Усиленное их размножение и активное функционирование нарушают транспорт электролитов и усиливают секрецию в просвет кишки. Происходит адгезия микробов к кишечному эпителию с последующим внедрением в энтероциты, под базальную мембрану и собственную пластинку. При этом экзо- и эндотоксины микробных клеток, сами бактерии и токсичные продукты их метаболизма проникают в лимфатическое русло и кровоток, определяя резкое усугубление системной воспалительной реакции. Нарушение барьерной функции кишечника принято рассматривать как принципиально важное звено в патогенезе синдрома системного воспалительного ответа и полиорганной недостаточности, индуцированных воспалительными цитокинами. В настоящее время именно бактериальной транслокации придаётся ведущая роль в насыщении организма эндотоксином (с включением липополисахаридного комплекса), являющимся основным индуктором развития синдрома системного воспалительного ответа, абдоминального сепсиса и полиорганной недостаточности. Считается, что с интенсивностью бактериальной транслокации связаны характер и выраженность эндогенной интоксикации, развитие и прогрессирование синдрома полиорганной дисфункции.

В результате сочетанного действия вышеуказанных факторов энтеральной недостаточности развиваются имеющие принципиальное значение в нарушении системного метаболизма нарушение полостного и пристеночного пищеварения и нарушение всасывания питательных веществ. Динамическое исследование амилолитической активности слизистой оболочки всех отделов тонкой кишки в ранние сроки после операций большого объема позволило выявить функциональные нарушения процессов полостного, пристеночного и внутриклеточного пищеварения и структурные изменения в стенке органа, обусловленные тяжелыми послеоперационными расстройствами микроциркуляции. При этом первоначально отмечается повышение ферментативной активности слизистой, что многие авторы склонны расценивать как компенсаторно-приспособительный механизм, обеспечивающий усиление переваривания поступающих в пищеварительный тракт нутриентов и всасывания мономеров в критических состояниях. А. М. Уголевым и соавт. (1995) в эксперименте было доказано, что имеет место отрицательная корреляция между повышением активности полостной фракции фермента и одновременным снижением активности фракций фермента щеточной каймы слизистой оболочки тонкой кишки, и наоборот. У больных после резекции желудка увеличивается содержание энтерокиназы и щелочной фосфатазы в кишечном содержимом, а после гастрэктомии активность этих ферментов в тощей кишке в 6-8 раз превышает показатели у здоровых людей. Данные компенсаторные возможности ферментовыделительной функции тонкой кишки зависят от состояния питания организма. У истощенных субъектов с исходными нарушениями деятельности пищеварительной системы значительного увеличения активности ферментов не наступает. Согласно данным, полученным Л.О. Барской и соавт. (2013), уже через 6 часов после операции большого объема выявляется значительное повышение активности полостной фракции амилазы во всех отделах тонкой кишки на фоне явного снижения активности десорбируемых фракций щеточной каймы дистальных отделов органа. По мнению исследователей это следует расценивать как компенсаторно-приспособительную реакцию слизистой оболочки тонкой кишки в ответ на чрезмерное поступление панкреатического сока в полость двенадцатиперстной кишки, тем более что на данном сроке послеоперационного периода структурных изменений в стенке тонкой кишки выявлено не было. Однако к 12 часам послеоперационного периода в двенадцатиперстной кишке на фоне повышенной активности полостной амилазы выявляется значтельное повышение внутриклеточной фракции фермента, что свидетельствует о нарушении прочности связей фермента с мембраной энтероцитов и поступлении его в полость кишки, суммируя эффект нарастания активности поджелудочной фракции амилазы. Кроме этого, нарушаются процессы адсорбции в щеточной кайме, обусловленные ее гипоксическим, ишемическим и реперфузионным повреждением. Однако уже спустя сутки после операции на фоне высокой активности полостной амилазы возрастает активность всех фракций фермента тонкой и подвздошной кишок, а морфологические проявления нарушений микроциркуляции носят неравномерный характер и приходятся на зоны максимального скопления сосудов. Они выражаются деструктивными изменениями слизистой оболочки в местах максимальной плотности микрососудов и нарастанием отека периваскулярных образований собственной пластинки и подслизистого слоя тонкой кишки. Все эти структурные изменения отражаются и на функциональном состоянии щеточной каймы: вследствие резкого уменьшения площади пищеварения снижается адсорбционная способность и угнетаются процессы пристеночного гидролиза полисахаридов. В последующие сутки послеоперационного периода на фоне достаточно высокой активности панкреатической фракции амилазы прогрессирует повышение активности всех фракций щеточной каймы тонкой кишки, что свидетельствует о снижении адсорбционной способности и угнетении процессов пристеночного пищеварения. Данные функциональные изменения имеют структурную основу: в эти сроки наблюдаются деструктивные изменения всех отделов тонкой кишки, а именно поверхностные эрозии слизистой оболочки с отсутствием в них ворсин. К 7-м суткам отчетливо выражены процессы репаративной регенерации кишечных ворсин. Однако данный эпителий морфологически незрел, а значит, и неспособен выполнять свою специфическую пищеварительную функцию в условиях послеоперационного периода. А.А. Курыгин и совт. (2003) считают, что, благодаря компенсаторным процессам, максимальный уровень снижения амилолитической активности в первые дни после операций на проксимальном отделе пищеварительной трубки не превышает 50 %. В течение 10 сут после операции полного восстановления функций энтероцитов проксимального отдела тощей кишки не происходит, однако уровень амилолитической активности позволяет проводить энтеральное зондовое питание не только моно- и олигосахаридами, но и полисахаридами.

Читайте также:  Сколько болит живот при язве

Большинство современных исследователей, рассматривая проблему послеоперационной мальдигестии, акцентируют внимание на высокой чувствительности самой тонкой кишки к белково-энергетической недостаточности питания, связанной с ежедневными специфическими потерями питательных веществ из-за необходимости перманентного обновления кишечного эпителия (период полного обновления составляет в среднем 2-3 дня). Известно, что тонкая кишка получает питание не только из системы кровообращения, но и непосредственно из собственного просвета не менее чем на 50%, а толстая — не менее чем на 70%. Энтероциты страдают без поступления важнейших веществ, содержащихся обычно в химусе, при сбалансированной диете, включающей основные нутриенты, а также витамины, витаминоподобные вещества, микроэлементы и антиоксиданты. При отсутствии поступления и расщепления пищевых субстанций в прсвете кишечной трубки формируется еще один порочный круг. Патологический процесс в тонкой кишке при недостаточном поступлении нутриентов в энтероциты характеризуется истончением слизистой оболочки, потерей дисахаридаз щеточной каймы, нарушением всасывания моно- и дисахаридов, уменьшением переваривания и всасывания белков, увеличением времени транспорта содержимого по кишке, заселением верхних отделов тонкой кишки бактериями, что приводит к еще более выраженным трофическим нарушениям в самой слизистой. Клинические наблюдения свидетельствуют о том, что при длительном парентеральном питании возникает выраженная атрофия секреторных желез слизистой, появляется прогрессирующая ферментная недостаточность, нарушается экскреция желчи. При этом помимо слизистой оболочки страдает ассоциированная с кишечником лимфоидная ткань, нарушается биоценоз и усиливается бактериальная транслокация.

Параллельно в патогенез синдрома энтеральной недостаточности включается угнетение резорбции жидкости из просвета кишки, полностью прекращающаяся при повышении внутрикишечного давления примерно до уровня диастолического давления крови. В просвет кишки поступают значительные объемы жидкости. Помимо транссудации, большую роль играет усиленная, так называемая «паралитическая», секреция кишечных желез. В гастродуоденальной зоне она возрастает до 120 мл/час (норма 30-35 мл/час), в тонкой кишке – до 65 мл/час (норма 1,5 мл/час). Вместе с жидкостью в просвет кишки поступает значительное количество электролитов и белка, прежде всего калия и альбуминов из-за относительно небольшого размера их молекул. Принято считать, что снижение абсорбционной способности кишечной трубки связано с цитоплазматической перегрузкой кальцием и истощение запасов АТФ в эпителиоцитах, со сниженной активностью ферментов щеточной каймы, с уменьшением всасывательной поверхности эпителия, а также с гипоальбуминемией. Введение в просвет кишки легкоусваиваемых питательных веществ (олиго- и мономеров) сохраняет запасы АТФ в энтероцитах, защищает от повреждения слизистую и улучшает ее абсорбирующую способность. С другой стороны вследствие повреждения структуры слизистой оболочки тонкой кишки изменяется ее пассивная проницаемость, благодаря чему крупные макромолекулы могут проникать в субэпителиальные ткани, повышается вероятность функционального повреждения межклеточных связей.

Во многом нарушение пищеварения при синдроме энтеральной недостаточности связаны с избыточной бактериальной колонизацией тонкой кишки. При этом бактериальная флора действует как конкурент макроорганизма в метаболизации пищевых субстратов и секрета кишки, нарушая таким образом процессы полостного пищеварения и переваривания пищевых веществ. Кроме того, имеются данные о поражении микробами щеточной каймы и гликокаликса энтероцитов, в результате чего нарушаются процессы мембранного пищеварения и всасывания. Посредством гидролитических ферментов кишечных бактерий происходит замена собственного пищеварения симбионтным и интенсивное образование биологически активных среднемолекулярных пептидов. В свою очередь низкомолекулярные фракции этих соединений, поступая через нарушенный кишечный барьер в кровь и лимфу, оказывают системный провоспалительный эффект и локальное воздействие, провоцируя вазодилатацию и повышение проницаемости капиллярной стенки. Таким образом избыточная бактериальная колонизация значительно усугубляет и без того имеющиеся нарушения полостного пищеварения, переваривания в слоях слизи, мембранного пищеварения и всасывания, которые в свою очередь способствуют прогрессированию гиперпролиферации бактериальной флоры. Следует отметить, что помимо нарушения пищеварительной функции избыточная бактериальная колонизация имеет отношение и к нарушению процесса абсорбции питательных веществ. Нарушение всасывания белков при гиперколонизации возникает вследствие собственно утилизации пищевых белков бактериями, вызванных микробной инвазией функциональных расстройств слизистой оболочки со значительным уменьшением всасывания аминокислот, а также вследствие потери белков при усиленной транссудации. Мальабсорбция углеводов при этом также относится к многофакторным процессам, включающим внутриполостной бактериальный катаболизм и нарушение всасывания. Доказано, что некоторые виды бактерий, особенно В. fragilis, С. perfringens и S.faecalis, содержат протеазы, способные удалять мальтазу из щеточной каймы, а некоторые виды бактероидов образуют протеазы, разрушающие дисахаридазы щеточной каймы энтероцитов человека. Наиболее частым проявлением избыточной бактериальной колонизации тонкой кишки является мальабсорбция жиров, которая клинически проявляется стеатореей, когда с фекалиями выделяется больше жиров, чем поступает с пищей. При наличии способных к деконъюгации бактерий концентрация связанных желчных солей снижается, что собственно и приводит к недостаточному образованию мицелл, мальабсорбции жиров и стеаторее. Нарушение метаболизма жирных кислот в свою очередь определяет нарушение всасывания жирорастворимых витаминов A, D, Е, К.

Очевидно, что в наибольшей степени выраженные нарушения пищеварения отмечаются у пациентов после операций на структурах пищеварительного тракта. Из курса нормальной физиологии нам известно, что кишечное переваривание и всасывание белков, углеводов, жиров и других нутриентов начинается в двенадцатиперстной кишке и почти заканчивается в пределах первых 120–150 см тощей кишки. Тонкая кишка получает дополнительно 6–8 л жидкости ежедневно, 80% которой всасывается в дистальной части подвздошной кишки. Подвздошная кишка является единственным местом всасывания витамина В12 и солей желчных кислот. Только от 1,5 до 2 л жидкости входит в толстую кишку, где все, за исключением 150 мл, реабсорбируется. Данные факты объясняют возникновение умеренной диареи после обширной резекции тощей кишки. И напротив, полная резекция подвздошной кишки приводит к большим расстройствам всасывания, и диарея зависит не от повышенного объема жидкости, входящей в толстую кишку, а и от солей желчных кислот и невсосавшихся жирных кислот, достигающих толстой кишки и вызывающих диарею и стеаторею со значительной потерей жирорастворимых витаминов. Сохранение толстой кишки способствует ферментации растворимых пищевых волокон до короткоцепочечных жирных кислот, таким образом повышая всасывание энергетических субстратов на 5%.

После обширной резекции тонкой кишки возникает значительный дефицит всасывающей поверхности, снижается стимуляция функций поджелудочной железы секретином и холецистокинином, синтез которых в оставшейся после резекции кишке снижается. При резекции дистальных отделов подвздошной кишки с удалением или выключением илеоцекальной области бактериальная флора из толстой кишки легко проникает в тонкую, в результате чего может развиться синдром избыточной бактериальной колонизации тонкой кишки со свойственным ему синдромом мальабсорбции и мальдигестии. Развитию энтеральной недостаточности после резекции тонкой кишки способствует ускорение транзита химуса по укороченной кишке, как было сказано выше, наиболее выраженное после резекции подвздошной кишки.

Безусловно, на функционирование пищеварительного тракта влияют резекция его анатомических образований и те или иные варианты реконструкции пищеварительной трубки. Так M. Chang et al. (2013), анализируя изменения функционирования пищеварительного тракта после гастропанкреатодуоденальной резеции, отметил, что дуоденэктомия не только разрушает согласованную работу мигрирующего моторного комплекса желудка и кишечника, но и нарушает взаимосвязь пищеварительной моторики и панкреатической секреции, циклические колебания уровня гастроинтестинальных гормонов в плазме крови в межпищеварительном периоде. С другой стороны А.А. Курыгин и соавт. (2003) на основании анализа функциональных результатов операций на гастродуоденальной зоне пришли к выводу о том, что действительно как в ранние, так и в отдаленные сроки после резекции желудка всегда имеются те или иные функциональные расстройства тонкой кишки. Эти изменения у разных больных могут касаться различных функций (в первую очередь тех, нарушения которых уже имелись до операции), могут быть выражены в различной степени (нередко на субклиническом уровне), но в большинстве случаев не вызывают значительных диспепсических расстройств благодаря компенсаторным механизмам органов пищеварительной системы.

Таким образом послеоперационные нарушения функции пищеварительного тракта, являясь закономерным следствием нейро-гуморальных составляющих системного ответа на операционную травму, с одной стороны определяют возникновение дефицита экзогенных питательных субстанций, что в свою очередь, усугубляет процессы катаболизма с расходованием эндогенных источников энергии и пластического материала, а с другой стороны — возникновением бактериальной транслокации, продукцией цитокинов и эйкозаноидов способствуют прогрессированию системной воспалительной реакции.

Источник

Все о творчестве для каждого
Adblock
detector