Супрастин при гастрите можно или нет

Как восстановить защитные свойства желудка при рефлюксной болезни

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) сопровождается развитием воспалительного процесса в нижних отделах пищевода. Главной причиной развития гастроэзофагита является хронический заброс (рефлюкс) желудочного содержимого в пищевод. В отличие от желудка, стенки которого покрыты специальным защитным слизистым слоем, стенки пищевода не имеют подобной защиты и максимально уязвимы перед воздействием соляной кислоты, содержащейся в желудочном соке. Рефлюксная болезнь желудка опасна тем, что хроническое раздражение слизистой оболочки пищевода желудочным содержимым, может со временем приводить к формированию онкологии пищевода.

Причины развития и предрасполагающие факторы

Гастроэзофагеальный рефлюкс относится к наиболее распространенным патологиям пищеварительной системы, которые потенциально могут провоцировать эрозивно-язвенное поражение слизистой оболочки пищевода и развитие онкологии органа. Для заболевания свойственно хроническое течение, при этом существенно ухудшается качество жизни человека с ГЭРБ, вплоть до частичной утраты трудоспособности. К предрасполагающим факторам развития данного заболевания, можно отнести:

В 80% случаев, хронический заброс желудочного содержимого в пищевод происходит по причине слабости нижнего пищеводного сфинктера. При нормальном тонусе сфинктера исключена вероятность обратного заброса (рефлюкса) пищевого комка.

Клинические симптомы

Для гастроэзофагеального рефлюкса характерны типичные симптомы, при возникновении которых не рекомендовано откладывать визит к гастроэнтерологу. К таким симптомам можно отнести:

Регулярно возникающая изжога (чаще 2-х раз в неделю). Усиление изжоги наблюдаются после приема пищи, особенно при наклонах туловища и в положении лёжа.

Нередко, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь протекает нетипично, и сопровождается болью за грудиной, дискомфортом и тяжестью в животе после приёма пищи, повышенным слюноотделением (особенно в ночное время суток), охриплостью голоса, неприятным запахом изо рта, сухим кашлем и частыми эпизодами бронхоспазма. Не исключено и бессимптомное течение ГЭРБ, но такой вариант патологии является наиболее опасным для здоровья человека.

Методы диагностики

Основным, и наиболее точным методом выявления гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, является эзофагогастродуоденоскопия. Эта методика представляет собой эндоскопическое исследование слизистой оболочки пищевода с помощью специального зонда, на конце которого располагается камера. Информация с камеры передается на монитор и оценивается врачом в режиме реального времени. Во время исследования можно выявить очаги воспалительного процесса на слизистой оболочке, наличие эрозий и язв, пищеводные грыжи, полипы, стриктуры, а также очаги злокачественного перерождения.

Для оценки сократительной способности нижнего пищеводного сфинктера используется такое функциональное исследование, как манометрия. При подозрении на такое заболевание, как пищевод Баррета, рекомендовано выполнить гастроскопию с забором фрагментов слизистой оболочки (биопсией). Менее часто, в диагностике ГЭРБ используется методика рентгенографии. Эта диагностическая процедура не позволяет выявить патологические изменения в слизистой оболочке пищевода, за исключением язв и грыж.

Лечение

Немедикаментозное лечение признаков и симптомов рефлюкс-эзофагита включает комплекс мероприятий по нормализации массы тела, рациональное дробное питание, временный или полный отказ от употребления жареной и жирной пищи, цитрусовых, кофе, специй и приправ, соусов, алкоголя. После приема пищи категорически запрещено выполнять наклоны туловища и находиться в положении лёжа. Медикаментозная терапия данного заболевания, включает прием антацидных препаратов, обволакивающих средств, H2 гистаминовых блокаторов и ингибиторов протонной помпы. При неэффективности консервативной терапии, назначается оперативное вмешательство, цель которого — ушивание нижнего пищеводного сфинктера.

С лечебно-профилактической целью рекомендован прием метапребиотика Стимбифид Плюс, который имеет трёхкомпонентный состав. Эффект метапребиотика обусловлен содержанием фруктополисахаридов, лактата кальция и фруктоолигосахаридов. Эти компоненты по отдельности и в совокупности стимулируют рост собственной кишечной и желудочной микрофлоры человека, нормализуют пищеварения, уменьшают интенсивность воспалительного процесса в пищеводе при ГЭРБ, положительно влияют на кислотность желудка и усиливают защитные свойства ЖКТ. Оценить преимущества метапребиотика по сравнению с пробиотиками и пребиотиками, поможет сравнительная таблица.

Профилактика

При врожденной слабости нижнего пищеводного сфинктера, человек автоматически попадает в группу риска по развитию ГЭРБ. При наличии факторов риска, рекомендовано отказаться от употребления алкоголя и табакокурения, минимизировать или полностью исключить жареную пищу из рациона, избегать подъема тяжестей и наклонов туловища непосредственно после приема пищи.

При соблюдении режима и правильных пищевых привычках, прогноз относительно выздоровления является благоприятным.

Источник

Небензодиазепиновые анксиолитики в комплексной терапии гастроэзофагеальной рефлюксной болезни и неязвенной диспепсии желудка

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) и синдром диспепсии являются самыми частыми проявлениями гастроэнтерологической патологии. Они встречаются у 25–40% взрослого населения развитых стран [9, 13]. Причем у 40% больных гастроэзофагеальный рефлюкс

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) и синдром диспепсии являются самыми частыми проявлениями гастроэнтерологической патологии. Они встречаются у 25–40% взрослого населения развитых стран [9, 13]. Причем у 40% больных гастроэзофагеальный рефлюкс и диспепсия связаны с язвенной болезнью. У 10% они вторичны по отношению к органическим заболеваниям: холецистит, панкреатит, болезнь Крона, рак желудка и др. [12, 14]. У 50% лиц указанная патология не связана с какими-либо явными органическими поражениями и носит преимущественно функциональный характер [20]. Примерно половина случаев ГЭРБ при этом связана с грыжей пищеводного отверстия диафрагмы [22, 30, 31]. В настоящее время «малые» симптомы органических поражений пищевода и желудка в форме воспаления без эрозий или язв не принято расценивать как повод для исключения указанных заболеваний из группы функциональных поражений желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [4, 8].

Разработке диагностических критериев, вопросов эпидемиологии, патогенеза и лечения ГЭРБ и диспепсии было посвящено несколько международных форумов гастроэнтерологов: в 1997 г. — в Бирмингеме (Великобритания), в 1999 г. — в Генвале (Бельгия) и в 1999 г. — в Риме (Италия).

Согласно современным представлениям, ГЭРБ и неязвенная (функциональная) диспепсия (НФД) имеют общие экзогенные этиологические факторы: гиподинамия, курение, злоупотребление кофе, алкоголем, неправильный режим питания, переедание, употребление чрезмерно острой, кислой, горячей или холодной пищи, прием некоторых лекарств, ослабляющих тонус гладкой мускулатуры (нитраты, антагонисты кальция, β-блокаторы, эуфиллин, бензодиазепины, седативные, снотворные средства) [11, 14].

Очень часто среди внешних факторов больные сами отмечают острые или хронические психотравмирующие ситуации, вызывающие развитие стойкого синдрома генерализованного тревожного расстройства и депрессии [20, 21]. Вместе с тем возникшие соматические расстройства, резко ухудшая качество жизни больного, в свою очередь, влияют на психический статус больного, усугубляя тревогу, ипохондрию и депрессию. При этом возникает порочный патогенетический круг. В этих случаях с учетом того факта, что большинство известных и часто назначаемых анксиолитиков сами вызывают моторно-эвакуаторные нарушения и связанную с ними диспепсию и гастроэзофагеальный рефлюкс, подбор соответствующих психотропных препаратов весьма усложняется.

Согласно результатам специальных исследований, практически у всех больных с функциональной патологией ЖКТ имеются психоневрологические симптомы: понижение настроения, слабость, ощущение внутренней дрожи, сердцебиение, нарушение сна [16, 34]. Уровень тревоги у большинства больных с ГЭРБ и НФД существенно повышен, что проявляется немотивированным ощущением опасности, беспредметным чувством внутреннего напряжения, беспокойства, ожиданием неприятностей, несчастья, неуверенностью в себе и т. п. [16].

Действие внешних этиологических факторов на организм в процессе патогенеза реализуется в итоге взаимодействия с внутренними эндогенными факторами. При ГЭРБ и НФД, в частности, это функциональная несостоятельность местных вегетативных интрамуральных нервных сплетений, высокая чувствительность висцеральных a-адренорецепторов. В итоге на функцию мышечной оболочки верхних отделов ЖКТ влияет преимущественно именно симпатическая нервная система, что вызывает понижение тонуса нижнего пищеводного сфинктера (НПС), ослабление перистальтики пищевода и желудка [1, 32]. Кроме того, патологические сдвиги в психоневрологическом статусе вызывают моторно-эвакуаторную дисфункцию и развитие ГЭРБ и/или НФД в связи с нарушениями в местной эндокринной регуляции пищеварения. Выработка мотилина, гастрина, соматостатина, вазоактивного интерстициального пептида и других гормонов, оказывающих влияние на моторно-эвакуаторную функцию ЖКТ, контролируется вегетативной нервной и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системами благодаря наличию на поверхности слизистой нейроэпителиальных клеток APUD-системы (amine precursor uptake and decarboxylation).

Читайте также:  Почему журчит в кишечнике после еды причины

Нарушение регулирующего и координирующего влияния вегетативной нервной, общей и местной гормональных систем на моторно-эвакуаторную функцию верхних отделов ЖКТ при психоэмоциональном стрессе вызывают развитие ГЭРБ и/или НФД.

В других случаях в ряду эндогенных этиологических факторов важное место занимает хеликобактерный антральный В-гастрит, который приводит к нарушениям кислото-нейтрализующей функции антрума. При этом дополнительно нарушается сократительная функция антрального отдела, что приводит к гастростазу, задержке эвакуации из желудка и тем самым способствует развитию ГЭРБ и/или НФД [2, 31].

Кроме того, в ряду эндогенных причин развития ГЭРБ и НФД в процессе патогенеза важное место занимают анатомические дефекты нижнего пищеводного сфинктера в виде грыжи пищеводного отверстия диафрагмы, реже — при ригидном гастрите — встречается сужение антропилорического отдела [17]. Естественно, в этих случаях роль внешних этиологических факторов, в частности психотравмирующих ситуаций, менее существенна. При этом нарушения в афферентном звене вегетативной нервной системы и деятельности местных гормонопродуцирующих клеток, обусловленные воспалением, находятся в большой зависимости от центральной нервной системы и, следовательно, от психоневрологического состояния больного.

Основной патофизиологический механизм развития ГЭРБ и НФД заключается в понижении тонуса нижнего пищеводного сфинктера и нарушении моторики верхних отделов ЖКТ. В итоге возникает симптомокомплекс, характерный для ГЭРБ или НФД. ГЭРБ проявляется как гастроэнтерологическими, так и не гастроэнтерологическими симптомами. В первой группе симптомов ведущим является изжога. Наблюдается также отрыжка кислым, одинофагия (боль или чувство кома за грудиной), проходящая дисфагия [30]. Дисфагия становится стойкой и требует хирургической коррекции при развитии рубцовых стриктур пищевода, связанных с эрозивно-язвенным рефлюкс-эзофагитом [22, 23]. При эндоскопически негативной форме болезни признаки воспаления в нижней трети пищевода отсутствуют. Рефлюкс-эзофагит (эндоскопически позитивная форма) наблюдается у 20% больных [29]. Появление ярко-красных, бархатистых участков желудочной метаплазии на бледном фоне атрофического эзофагита, так называемый пищевод Баррета, расценивается как предраковое состояние [22, 30].

НФД проявляется болью и дискомфортом в эпигастрии (чувство быстрого насыщения, вздутия и переполнения желудка независимо от времени и количества принятой пищи, а также усиленным слюнотечением, тошнотой, иногда рвотой по утрам) [5].

ГЭРБ нередко проявляется не гастроэнтерологическими симптомами: приступами рефлекторной стенокардии, экстрасистолиями, приступами наджелудочковой тахикардии, бронхообструктивного синдрома, сиплостью голоса, множественными поражениями зубов и десен. Кроме того, известно, что 20% всех случаев желудочно-кишечных кровотечений связаны с ГЭРБ. Хроническое скрытое кровотечение может осложниться железодефицитной анемией.

Все вышеуказанное подчеркивает актуальность разработок эффективных методов диагностики и лечения этих заболеваний. Вопросам диагностики и терапии ГЭРБ и НФД в последние годы посвящено множество работ [1]. Однако, как указывают некоторые авторы, на сегодняшний день терапия данных заболеваний остается трудной задачей и не всегда завершается успешно [26]. При этом «малые» (гастрит, катаральный эзофагит) и «большие» (эрозивно-язвенный эзофагит) органические признаки поражения ЖКТ при ГЭРБ и НФД легче поддаются терапии, чем функциональные расстройства [3]. Очевидно, что коррекции патофизиологических сдвигов при этих заболеваниях с помощью антацидов, антисекреторных препаратов (ингибиторов протоновой помпы или Н2-блокаторов) прокинетиков, ферментных препаратов недостаточно для полного излечения от заболевания, поскольку вышеперечисленные препараты устраняют в основном последствия функциональных нарушений (воспаления, язвы, эрозии), а не сами нарушения. Больным, как правило, требуется длительная, почти постоянная поддерживающая терапия указанными фармакологическими средствами. Вместе с тем, учитывая этиологические факторы развития функциональных заболеваний верхних отделов ЖКТ, первостепенное значение приобретает коррекция образа жизни (режим питания, отказ от курения, физическая активность) и неврологического статуса (психотерапия). Последняя направлена на снятие чрезмерного напряжения, чувства немотивированной тревоги, депрессии, что исключит патогенетическое влияние вегетативной нервной системы на моторно-эвакуаторную функцию верхних отделов ЖКТ. Мы согласны с теми авторами, которые считают, что лечебная программа при НФД должна включать устранение нервно-психических факторов и стрессовых ситуаций, нормализацию отношений в семье и на работе, рациональный режим труда и отдыха, а также адекватные психотерапевтические мероприятия [13, 16].

Больным с ГЭРБ следует избегать употребления седативных, снотворных препаратов и транквилизаторов, поскольку указанные лекарства вызывают дискинезию ЖКТ [9]. В свете вышесказанного становится понятно, насколько сложной и в то же время актуальной задачей является правильный подбор психотропных препаратов для лечения функциональных заболеваний верхних отделов пищеварительного тракта.

При этом важно помнить некоторые положения. Учитывая тот факт, что комплексная терапия функциональных заболеваний верхних отделов ЖКТ должна включать устранение нервно-психических факторов и стрессовых ситуаций, проводить такое лечение необходимо при участии квалифицированного психотерапевта (больные с большой неохотой обращаются к подобным врачам, поскольку считают, что страдают чисто соматическими заболеваниями). Психотропные препараты в составе комплексной терапии функциональных заболеваний верхних отделов ЖКТ должны назначаться доктором с учетом нарушений психологического состояния пациентов, формы и структуры этих нарушений.

Нами проводилось изучение клинической эффективности антигистаминного анксиолитика — атаракса (гидроксизина гидрохлорида) — в комплексной терапии ГЭРБ и НФД.

Гидроксизин уменьшает желудочную секрецию и снижает содержание в желудочном соке пепсина и соляной кислоты благодаря как антихолинергическому, так и центральному седативному и вегетостабилизирующему действию. Такие эффекты рассматриваемого психотропного средства используются при комбинированном лечении функциональных заболеваний верхних отделов пищеварительного тракта.

Исследование проводилось у 50 больных с ГЭРБ и 38 больных с НФД, не страдающих грыжей пищеводного отверстия диафрагмы или ригидным гастритом. Больных разделили на две группы — опытную (29 и 21) и контрольную (21 и 17) по каждой нозологии соответственно. Указанные группы были аналогичны по возрасту, полу и тяжести болезни.

Больные в обеих группах получали те же рекомендации по коррекции образа жизни и базисное медикаментозное лечение, адекватное форме заболевания, включающее антацид (маалокс), прокинетик (мотилиум), ингибитор протоновой помпы (лансопразол). При выявлении хеликобактерного В-гастрита проводилась эрадикационная терапия анти- и эубиотиками. Опытная группа получала дополнительно к базисной терапии атаракс в дозе 50 мг в сутки по схеме: половина таблетки утром, еще половина — днем и 1 таблетка — вечером.

Результаты исследования в группах по каждой нозологии представлены в таблицах 1, 2.

По данным повторной эзофагогастроскопии, в исследуемом материале больных ГЭРБ у всех пациентов с эрозивно-язвенным эзофагитом как в опытной (4 человека), так и в контрольной (3 человека) группах наблюдалось заживление эрозий, т. е. переход из эндоскопически позитивной формы болезни в эндоскопически негативную.

Таким образом, судя по сравнительным данным клинического обследования, как в группе больных с ГЭРБ, так и у пациентов с НФД применение атаракса существенно потенцирует лечебный эффект базисной медикаментозной терапии. Его эффективность проявилась именно в коррекции функциональных расстройств, являющихся основой развития характерных патологических симптомов указанных заболеваний.

Полученные данные, хотя и косвенно, однако убедительно, указывают на существенную роль атаракса в коррекции моторно-эвакуаторных и секреторных нарушений верхних отделов пищеварительного тракта при ГЭРБ и НФД в комплексе общепринятых методов лечения.

Читайте также:  Почему рвет ребенка 2 года без температуры и поноса

Вышесказанное позволяет рекомендовать атаракс в качестве важного компонента комплексной медикаментозной терапии ГЭРБ и НФД. Кроме того, атаракс не только эффективно снижает чувство генерализованной тревоги, но и устраняет скрытые расстройства вегетативной нервной системы, играющие важную роль в патогенезе данных заболеваний.

Дальнейшие исследования с применением ультразвукового исследования желудка с водной нагрузкой, радиоизотопной гастросцинтиграфии, монометрии нижнего пищеводного сфинктера, 24-часового мониторинга рН нижних отделов пищевода или других методов позволили бы получить прямые данные о коррекции атараксом моторно-эвакуаторной дисфункции пищевода и желудка у больных с ГЭРБ и НФД.

Литература

Г. А. Еганян, доктор медицинских наук, профессор
Ереванский государственный медицинский университет, Ереван

Источник

Антигистаминные препараты в практике терапевта

К терапевту, семейному врачу часто обращаются за помощью пациенты с острыми проявлениями аллергии. Грамотное лечение способствует быстрому купированию симптомов болезни. В дальнейшем таких пациентов следует направлять к специалисту — врачу-аллергологу

К терапевту, семейному врачу часто обращаются за помощью пациенты с острыми проявлениями аллергии. Грамотное лечение способствует быстрому купированию симптомов болезни.

028 0

В дальнейшем таких пациентов следует направлять к специалисту — врачу-аллергологу, который проведет обследование, уточнит диагноз и составит индивидуальную программу лечения. Наиболее часто препаратами первой линии в практике терапевта при обращении больных по поводу аллергических заболеваний являются антигистаминные средства.

Антигистамины применяются при классических аллергических заболеваниях, таких, как аллергический ринит, конъюнктивит пыльцевой, бытовой, эпидермальной и грибковой этиологии. Широкое применение нашла данная группа препаратов также при заболеваниях кожи, сопровождающихся зудом (острая и хроническая крапивница, атопический дерматит, контактный дерматит). Обязательно назначают антигистаминные препараты при тяжелых проявлениях аллергии: отеке Квинке, анафилактическом шоке.

Некоторые особенности действия антигистаминов позволяют расширить показания для назначения этих препаратов. Например, супрастин способен проникать через гематоэнцефалический барьер и взаимодействовать с гистаминовыми и мускариновыми рецепторами, что вызывает снижение чрезмерной активности центра чихания в продолговатом мозге и облегчает состояние больных при ОРВИ в первые дни заболевания. Препарат блокирует парасимпатическую стимуляцию назальных желез, уменьшает сосудистую дилатацию и транссудацию, что приводит к снижению экскреции назальной жидкости при простуде. Прием супрастина при респираторной инфекции рекомендован ВОЗ. Препарат можно применять с первого месяца жизни.

Аллергические заболевания широко распространены, ими болеют около 10% населения земного шара, причем наблюдаются значительные колебания этой величины — от 1 до 50 % и более в разных странах, районах, среди отдельных групп населения. Изучение глубинных механизмов аллергических болезней имеет большую социальную значимость.

На примере аллергического ринита можно увидеть, что происходит в тканях организма. Основная роль в этом процессе отводится так называемым тучным клеткам, расположенным под слизистой оболочкой носа. Под воздействием аллергена у лиц, имеющих генетическую предрасположенность, наблюдается повышенная выработка специфических веществ (антител). Антигены и антитела фиксируются на тучной клетке, содержащей до 500 гранул гистамина. Клетка активизируется и происходит выброс гистамина, который, являясь биологически активным веществом, вызывает расширение сосудов, повышение их проницаемости с образованием отека и выделением большого количества жидкости во внешнюю среду. Наблюдается также гиперсекреция слизи железами, расположенными в полости носа. Аллергия может развиваться к пыльце растений, спорам плесневых грибов, шерсти животных, домашней пыли. Соответственно, необходимо провести мероприятия по удалению аллергена из окружающей среды (например, с использованием воздухоочистителя); одновременно большинство пациентов нуждается в медикаментозной терапии, в ходе которой широко используются антигистаминные препараты.

Гистамин был синтезирован в 1907 г.

В 1909 г. его удалось извлечь из спорыньи. Серия исследований, выполненных в 20-е гг. ХХ в. дала возможность установить, что гистамин является важнейшим посредником таких аллергических проявлений, как анафилактический шок, риниты, бронхиальная астма, крапивница. У человека имеются Н1-, Н2— и Н3-гистаминовые рецепторы.

Начало изучения антигистаминов было положено в конце 1930-х гг., а еще через 10 лет они стали применяться для лечения различных заболеваний. Н1-блокаторы — препараты, традиционно применяемые при аллергических заболеваниях. В нашей стране также проводилась научно-исследовательская работа по синтезу антигистаминов, которая увенчалась успехом. В лаборатории М. Д. Машковского была создана оригинальная группа Н1-противогистаминных препаратов, не имеющих аналогов, — фенкарол (хифенадин) и бикарфен (МНН — сиквефенадин, новое торговое название гистафен). Данная группа препаратов обладает двойным механизмом действия: они не только блокируют Н1-рецепторы, но и активируют фермент диаминоксидазу (гистаминазу), снижая концентрацию гистамина в тканях.

Н2-блокаторы используются для лечения язвенной болезни, так как они угнетают секрецию соляной кислоты. В начале 1980-х гг. были открыты Н3-рецепторы, представленные преимущественно в центральной нервной системе.

Показаниями для назначения антигистаминов (Н1-блокаторов) являются сезонный и круглогодичный аллергический ринит, крапивница, аллергический конъюнктивит, зудящие дерматозы, включая атопический дерматит. Действие Н1-блокаторов обусловлено их конкурентным связыванием с гистаминовыми рецепторами. Препараты имеют различную продолжительность действия. Идеальный Н1-антагонист должен обеспечивать полное и быстрое исчезновение аллергических симптомов, сохранять эффект в течение продолжительного времени и не вызывать побочных эффектов.

Выделяют Н1-блокаторы I (см. табл. 1) и II поколения.

Н1-блокаторы I поколения быстро всасываются как при приеме внутрь, так и при инъекционном введении. Их фармакологический эффект проявляется через 30 мин. Большинство препаратов через 24 ч в неактивном виде выводится с мочой. При длительном применении развивается привыкание и возникает необходимость замены препарата. С проникновением в центральную нервную систему связано большинство побочных эффектов Н1-агонистов. Они обладают снотворным действием. Но если препараты I поколения принимать перед сном, последствия седативного действия сводятся к минимуму. Вместе с тем снотворный, противорвотный и противотревожный эффекты иногда используется в медицинских целях. Антигистаминные препараты назначаются перед операциями, для профилактики укачивания, при выраженном кожном зуде. Во время лечения необходим отказ от алкоголя, который может усилить снотворное действие. При местном применении можно наблюдать анестезирующее действие. Кроме того, большинство препаратов I поколения вызывает сухость во рту. С осторожностью их необходимо назначать при глаукоме, аденоме предстательной железы.

В целом Н1-блокаторы достаточно безопасны, и большинство из них относится к безрецептурным средствам.

Серьезные побочные эффекты в виде головокружения, сердцебиения, тошноты, рвоты, задержки мочи наблюдаются редко. У детей иногда бывают парадоксальные реакции в виде перевозбуждения (например, при приеме димедрола).

Активность Н1-блокаторов примерно одинакова, поэтому при выборе препарата ориентируются на его побочные действия, опыт применения и эффективность у данного больного. Н1-антагонисты I поколения, во всяком случае, в ближайшем будущем останутся в арсенале лекарственных средств широкого клинического применения. Это связано с накопленным 50-летним опытом применения этих средств, наличием инъекционных лекарственных средств, абсолютно необходимых для лечения острых аллергических состояний. Кроме того, следует отметить относительно низкую стоимость препаратов этой группы.

Химическая модификация первых препаратов привела к появлению новых средств, обладающих улучшенными характеристиками.

Отметим одно интересное свойство некоторых антигистаминов. Мы уже упоминали о тучной клетке, содержащей большое количество гранул гистамина. Основная масса препаратов действует только на уровне гистаминовых рецепторов, когда уже произошло повреждение самой клетки. Ряд лекарств обладает стабилизирующим защитным действием на оболочку этой клетки, в результате чего наблюдается противоаллергический эффект двойного действия. Этот механизм проявляется при применении препарата в течение нескольких месяцев, поэтому категория пациентов, страдающих хроническими аллергическими заболеваниями, нуждается в длительном приеме так называемых базисных препаратов (см. табл. 2).

Читайте также:  Переваривание углеводов в желудке и кишечнике
028 t2
Таблица 2 Н1-антагонисты и стабилизаторы тучных клеток

Не одно десятилетие применяется в клинической практике задитен. Препарат имеет удовлетворительный клинический эффект и хороший профиль безопасности, что позволяет использовать его в детской практике. Педиатры и терапевты часто назначают задитен при хронических аллергических заболеваниях, учитывая его базисный эффект.

При появлении сонливости необходим прием препарата на ночь. Случаи прибавки в весе наблюдаются крайне редко.

При аллергическом рините, крапивнице широко используется фенистил. Кроме того, назначение фенистила в форме геля показано при местных аллергических реакциях, наблюдающихся, например, при укусе насекомых, а также зуде, беспокоящем больных с солнечными, легкими бытовыми и производственными ожогами. Препарат применяется при зуде, появляющемся при инфекционных заболеваниях, например кори, краснухе, ветряной оспе. Следует отметить, что препарат можно назначать детям с первого месяца жизни. Зуд облегчается через несколько минут, кожа успокаивается, появляется чувство прохлады. Препарат хорошо держится на коже, не пачкает одежду благодаря нежирной и прозрачной основе.

Таким образом, фенистил можно охарактеризовать как препарат, обладающий высокой антигистаминной активностью, способностью быстро и стойко облегчать симптомы аллергии, длительным противозудным действием, хорошей переносимостью. Фенистил имеет широкий спектр лекарственных форм, что обеспечивает возможность гибкого дозирования для всех групп пациентов.

С конца 1970-х гг. начался период внедрения в широкую медицинскую практику антигистаминных препаратов II поколения. Следует отметить их высокую избирательность блокады Н1-рецепторов и отсутствие взаимодействия с другими рецепторами. Противоаллергическое действие начинается через 20 мин и сохраняется достаточно продолжительное время — до 24 ч. Выпускаются эти препараты только в таблетированной форме. Их применяют 1 или 2 раза в день. Это предпочтительнее 3-разового приема антагонистов I поколения. Препараты II поколения не вызывают привыкания, а также седативного эффекта. Это безусловные достоинства новых средств. Пациенты, которые, например, водят автомобиль, и другие, нуждающиеся в том, чтобы сохранить способность воспринимать и перерабатывать информацию, безусловно, предпочитают это поколение антигистаминных препаратов (см. табл. 3).

Вместе с тем накапливается информация об этой группе препаратов, их достоинствах и недостатках.

За прошедший период было выявлено, что терфенадин, который является препаратом II поколения, обладает кардиотоксическим эффектом. К началу 1990-х гг. было зарегистрировано 250 случаев возникновения аритмий при применении терфенадина. Все эти случаи были проанализированы, выявлены отягчающие факторы, в России препарат был изъят из аптечной сети. На отечественном рынке сейчас появились новые, высокоизбирательные и безопасные антигистаминные препараты.

На данный момент появился фексофенадин (торговые названия — фексадин, телфаст), фармакологически активный метаболит терфенадина. Он удачно отвечает самым высоким требованиям: высокоизбирательно блокирует Н1-рецепторы, т. е. обладает высокой афинностью к гистаминовым рецепторам, является неседативным средством, обладает высоким уровнем безопасности, не имеет, в отличие от своего предшественника терфенадина, кардиотоксичного эффекта. Препарат обладает противовоспалительным действием (подавляет эозинофилиндуцированное высвобождение медиаторов воспаления и IgE-обусловленную активацию базофилов и высвобождение гистамина). Его высокая терапевтическая активность продемонстрирована при хронической крапивнице, аллергическом риноконъюнктивальном синдроме, а в последнее время — и атопическом дерматите.

Фексофенадин применяется в дозе 120 мг при респираторной аллергии и в дозе 180 мг при кожной сыпи 1 раз в день. Он не нуждается в печеночном метаболизме, поэтому его можно применять у больных, страдающих патологией печени. Прием пищи не снижает абсорбции препарата. При длительном использовании фексофенадина нет эффекта кумуляции.

При хронической крапивнице различной этиологии с успехом применяется цетиризин (зиртек, цетрин). Но он характеризуется большей вероятностью седации, чем другие антигистаминные препараты II поколения (возможно развитие седативного эффекта приблизительно у 20% больных, получающих цетиризин в терапевтических дозах). В связи с этим препарат потенцирует действие алкоголя. Также цетиризин не рекомендуется для приема лицам, чья профессия требует особого внимания, и при вождении автомобиля. Препарат характеризуется быстрым наступлением клинического эффекта из-за незначительного метаболизма. Продолжительность действия — 24 ч. Не оказывает отрицательного влияния на сердце. Важным свойством цетиризина является его способность подавлять инфильтрацию эозинофилами — ключевыми клетками аллергического ответа поздней фазы.

При аллергодерматозах (крапивница, атопический дерматит, нейродермит, почесуха, аллергический контактный дерматит) высокоэффективен эбастин (кестин), так как благодаря своим липофильным свойствам он хорошо проникает в кожу. Кестин после приема 1 раз в сутки в течение 5 дней сохраняет свою активность в течение 3 сут, что, с одной стороны, исключает возобновление симптомов при случайном пропуске приема препарата, с другой — позволяет применять его по разработанной нами экономной интермиттирующей схеме: 5 дней приема, 3 дня перерыв, в течение 1-2 мес в период ожидаемого сезонного обострения аллергических заболеваний.

Дезлоратадин (эриус) — высокоэффективный антигистаминный препарат, обладающий высоким сродством к Н1-гистаминовым рецепторам. Доказано, что эриус не вызывает антихолинергических симптомов (сухость во рту, нарушение зрения), не влияет на психомоторную функцию (в том числе не усиливая ее нарушение при одновременном употреблении алкоголя) и не вызывает сонливость. Препарат ингибирует многие медиаторы, принимающие участие в развитии системного аллергического воспаления. Эриус широко применяется в клинической практике для лечения аллергического рино-конъюнктивального синдрома и аллергического ринита.

На сегодняшний день известно приблизительно 150 препаратов, обладающих антигистаминной активностью, но не все они нашли применение в аллергологической практике. Интересна история создания одной группы антидепрессантов. В 1950-х гг. были синтезированы препараты, обладающие антигистаминной активностью, а дальнейшие исследования показали, что для этих лекарственных средств характерна также специфическая психотропная активность. Сейчас эти препараты входят в список лекарственных средств, применяемых для лечения депрессии (амитриптилин).

Остановимся подробнее на применении Н1-блокаторов.

Препарат азеластин (аллергодил) является дериватом фталазинона и, как и другие антигистаминные препараты II поколения, связывает преимущественно периферические, чем центральные рецепторы. Он обладает широким спектром противоаллергического действия. Выпускается в виде назального спрея и глазных капель. Терапевтический эффект аллергодила проявляется уже в течение первых 15–20 мин после введения препарата и продолжается длительное время (от 10 до 12 ч).

Антигистаминный препарат левокабастин (гистимет) является селективным блокатором Н1-рецепторов гистамина, разработан специально для местного применения. Длительность действия гистимета сохраняется в течение 12 ч, что позволяет применять препарат 2 раза в сут.

При вазомоторном рините Н1-блокаторы I поколения менее эффективны, но благодаря М-холиноблокирующему действию они уменьшают отек и секрецию слизи.

Необходимо отметить многолетний опыт успешного применения этих средств и отсутствие альтернативных. Кроме того, антигистаминные препараты показаны при наличии сопутствующей респираторной аллергии.

Антигистаминные препараты II поколения также уменьшают кожный зуд. При исследовании фексофенадина (телфаста) показано угнетение как дневного, так и ночного зуда уже через 1 день после начала приема препарата по 60 мг 2 раза в сутки. Положительный эффект поддерживался в течение всего периода лечения. В случае сохранения кожного зуда даже в период ремиссии возможно сочетание препаратов I поколения, которые лучше принимать на ночь, со средствами последнего поколения, назначаемыми в дневное время.

При наличии аллергического заболевания очень важен совет грамотного врача, который поможет выбрать современный и безопасный антигистаминный препарат.

Ю. В. Сергеев, доктор медицинских наук, профессор
Т. П. Гусева
Институт аллергологии и клинической иммунологии, Москва

Источник

Все о творчестве для каждого
Adblock
detector